Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Мозг под давлением

Но Васселаро спрашивает меня: «Что делать девочке с этим знанием, кроме как впечатлять им взрослых? Мы хотим, чтобы дети строили отношения между объектами, которые они видят и с которыми могут взаимодействовать. Думать, сомневаться и манипулировать». Детская игра – это, по сути, импровизация. Шанс испробовать в деле разные концепции, придумав разные сценарии или способы использования игрушки.

Но гораздо больше беспокойства вызывает тот факт, что дети могут пострадать от нехватки игры. Раннее освоение таких навыков, как чтение и география, дается не бесплатно: меньше времени будет потрачено на социальное и эмоциональное развитие, которые влияют на способность ребенка к обучению в будущем. «Когда мы говорим, что в 5 лет каждый ребенок должен уметь читать, - говорит Васселаро, ссылаясь на подход, который все чаще используют дошкольные учреждения, - мы ставим часть детей в невыгодное положение. Навык чтения приобретается в норме между 3 и 7 годами. Но если ты завалил даже детский сад, то дальше ты будешь все увереннее катиться под откос».

Раннее интенсивное обучение академическим дисциплинам может отыграться трагичными долгосрочными последствиями для нервной системы. Это показали еще в 1997 году Лоренс Швайнхарт и его коллеги. Они начали наблюдать за 68 трех- и четырехлетними детьми из бедных семей и продолжали свои наблюдения в течение почти 20 лет. Почти 50% детей из садиков, где интенсивно преподавали академические дисциплины, впоследствии столкнулась с эмоциональными проблемами – по сравнению с 6% тех, кто ходил в игровые сады. Среди выпускников «игровой» группы было меньше арестов, и реже возникала необходимость специального образования в связи с эмоциональными расстройствами.

Но, возможно, наиболее опасная перспектива раннего обучения – потенциальная угроза физиологического повреждения детского мозга. Хотя мозг продолжает меняться в течение всей жизни человека в процессе обучения, малыши проходят через несколько хрупких стадий развития, которые критичны для здоровья. Два примера таких сложных и чувствительных к вмешательству областей – усвоение языка и умение читать эмоции других людей, ловить невербальные намеки. Соответствующий опыт прокладывает в мозгу нейронные дорожки, которые пригодятся в течение всей жизни. По аналогии, стрессовые переживания могут поменять архитектуру мозга таким образом, что в дальнейшей жизни дети будут больше подвержены депрессии и беспокойству, сердечно-сосудистым заболеваниям и диабету. Брюс МакЭван, нейроэндокринолог в Университете Рокфеллера, отмечает вот что: настаивать, чтобы дети освоили материал, для которого их мозг еще не готов, чревато большими огорчениями. Когда ребенок чувствует беспомощность и не может справиться с задачей, это становится триггером для токсичного стресса, который разрушает гиппокамп – область мозга, которая отвечает за память и обучение.

Вряд ли мужчина в модном индийском камзоле желает такой участи для своей дочери, которая столько знает про китов.

Смотрите в нашей соответствующей статье, куда мы отдаем ребенка. Детский сад или детский институт?


При подготовке статьи использованы материалы с ресурса:

www.scientificamerican.com

 

Поделитесь своим мнением или задайте вопрос!





Яндекс.Метрика